Вверх
Вниз

Noblesse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Noblesse » Лукидония » [FB] Пойдем, погуляем по крышам?


[FB] Пойдем, погуляем по крышам?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

1. Дата: ~ 1100-1200гг.
2. Временной промежуток: День/вечер/ночь.
3. Место действия: Лукидония, а дальше - куда крыши уведут.
4. Ситуация: Лорд оборотней пытается выманить ноблесс на прогулку.
5. Мастер эпизода: Не требуется.
6. Участники и очередность: Muzaka, Cadis Etrama D. Raizel.

Отредактировано Muzaka (19.01.2015 04:55:57)

0

2

Незапланированные визиты Лорда оборотней в Лукидонию постепенно становились регулярным явлением. И дело тут не только в полемических беседах с Лордом благородных, а в том что Музакка искренне стремился подружиться с Ноблесс. Поэтому, чтобы не тратить время, оборотень старался не задерживался в тронном зале, то есть принципиально не велся на попытки Лорда превратить краткие официально-деловые переговоры в долгий допрос с пристрастием от "его блондинистой светлости".
- Кстати, как там Рейзел поживает? - улыбка Лорда при всей невинной мягкости так и свелась ехидством, - Ты ведь стал навещать его чаще, чем я сам.
- Да точно, - оборотень быстро сообразил, как парировать, - Спасибо, что напомнил. Вот, прямо сейчас зайду к нему и узнаю, как он там~
- Отлично, а потом оба ко мне приходите, - Лорд только ещё больше воодушевился, всем своим видом показывая, что на отрицательный ответ просто возьмет и обидится, из вредности.
Музакка кивнул, признавая "поражение", но его клыкастая улыбка намекала на собственные представления о временных рамках слова "потом", из взаимной вредности, разумеется.
По пути от одного помпезного строения к другому, оборотень всерьёз задумался, как можно вытащить одного небезызвестного благородного домоседа из безжизненно мрачного особняка.
"Хм, а это вообще возможно? Хотя, когда я рассказывал о климате южных стран, он так искренне удивлялся, а значит, есть шанс заинтересовать и буквально выманить?"
Усмехнувшись над идейным упрямством своих мыслей, Музакка, по обыкновению, запрыгнул на подоконник того самого окна, возле которого Ноблесс торчит целыми сутками напролет.
- Привет тебе... от Лорда, - уточнил, поймав зрительный контакт, - Он нас обоих к себе в гости зазывает. Хе, но я бы тебя к себе лучше зазвал, а то сидите тут оба в своих покоях и ждёте пока вокруг вас паучки паутину сплетут... - окончание фразы как-то само превратилось в ворчливое бормотание, пока оборотень перемахивал через подоконник и выбирал, уютно устроиться в кресле иль нагло развалиться на диване.

+1

3

[audio]http://pleer.com/tracks/882355PxTd[/audio]

Здесь всегда тихо. Умиротворённо, спокойно, - как ни определить, этот особняк обещает одиночества ровно столько, сколько прибывающие видят в башнях и шпилях. Одноглазые комнаты, наблюдают за миром вокруг через свои окна, будто знают много такого, чего не понимают до конца обитатель  особняка или его гости. Последние заходят в дом, идут по комнатам, озираясь и присматриваясь, но стараясь этого не показывать. Любопытствующие исполнители долга и традиций, они ведут себя порой как нашкодившие дети. Прислушиваются, словно из-за штор или прямо из стены к ним выйдет мрачный призрак этого особняка и  всё подробно объяснит, - куда можно входить, какое крыло закрыто, когда в последний раз зажигались люстры в главной зале, в каком часу здесь подают ужин…

«- А что, если никогда?», – устало парировал сам себе единственный обитатель особняка.

Посещают его нечасто, и потому развлечений у него мало. Однако, спасибо данному месту, что оно производит именно такое впечатление на посетителей, ведь чувствуя это, Рейзел ловил какие-то новые волны настроений. Кто сказал, что изучаемый не может изучать в ответ?
Не то чтобы он хотел, чтобы его дом навевал тоску и грусть мимо проходящим, но в силу своих личных качеств, Ноблесс  был почти ленив и не следил за разрушениями дома. С каждым годом они становились более очевидными и давили тем сильнее, но владелец привыкал даже к этому. Замечая в очередной раз отошедшие где-то под собственным весом  части обоев, или выцветшую тюль, или ещё что, более удручающее, он мог остановиться и с интересом рассматривать новое изменение, или предавался другому развлечению, - периодически всё же прохаживался по особняку. Его никогда не интересовала сохранность этого места. Единственное, - оно должно быть. Просто потому что ему где-то надо быть. Своей силой он мог бы снести здесь всё и вполне возможно, возвести на развалинах новый, приятный глазу особняк, на который кому-то хотелось бы смотреть столь же долго, сколько ему в окно, но он ничего не предпринимал, потому что само место уже стало собственной историей и традицией.  Главы кланов  приходят и приходили повидать Ноблесс именно сюда, и так было уже продолжительное время. Сколько именно, он сам не помнит. В какой-то момент он определил одну из комнат верхнего этажа своей, будто остальное принадлежало не только ему одному, и обосновался там.
Ноблесс нравилось движение. Природа. Круговорот каждого явления вне стен особняка. Принятые когда-то условия для самого себя позволяли пока только наблюдать. Условия не нерушимые, но себя надо чем-то занимать. И он занимал. Простаивая перед распахнутым окном днями и ночами напролёт.  Благодаря солнцу и луне, листьям на деревьях, очевидным признакам смены времён года, он мог определить, сколько времени провёл в очередной раз в размышлениях.

Это продолжалось до одного дня, когда стоя так же у окна он почувствовал чьё-то приближение. Ауру кого-то, кто не был похож на главу клана благородных. Да и не был сам таковым.
Буквально ввалившийся чуть позже через окно оборотень, в приветливом настроении, - такого Рейзел точно не видел пока в своей жизни. В этом особняке не было запрета на лазание через окна, и никаких правил посетитель не нарушил, но Рейзела всё равно удивило такое применение. Однако, эффектное появление не всё, - он приходил не раз в дальнейшем, и умудрился заинтересовать Ноблесс. Рейзел с самого начала почувствовал, что оборотню словно бы что-то нужно от него. Но что? И стоило подумать об этом, как пришедший удивил ещё сильнее, начав рассказывать о чём-то своём, - что видел, где бывал, как там живут… Никогда прежде не слышавший ничего столь любопытного, Рейзел невольно стал желать слушать нового знакомого чаще. Тот представился Музаккой, и это было тогда единственным, что он рассказал именно о себе. Общие вопросы, на которые тот сам же отвечал, какие-то мысли вслух, и вот Рейзел понимает, что ему не столь одиноко, как порой бывало раньше.
Прекращались такие встречи столь же внезапно, как начинались. Музакка явно не любитель сталкиваться с другими представителями благородных, попросту сбегал через окно, как только в особняк наведывался очередной житель Лукедонии.

Сегодня Рейзел размышлял над внешним и внутренним видом своего жилища, хотя это не приносило особой радости. Новизна события пропала, уступив место образам некоторых других мест и уголков планеты, где побывал оборотень. Он так ярко порой делился своими впечатлениями, что Рейзел невольно очень живо себе их представлял. Почувствовав приближение уже знакомой ауры, Ноблесс внутренне улыбнулся, и к собственному удивлению даже почти задержал дыхание, Музакка запрыгнул на подоконник, по своему обычаю, начав разговор. Рейзел слушал его, пока оборотень не перешёл на рассуждения себе под нос. Ноблесс почувствовал, будто они не расставались, а просто продолжают совместное времяпрепровождение. Даже слова приветствия будто были бы лишними, но собственные установки не давали поступиться этим. Поприветствовать гостя надо. Он почти вздохнул, - какие же сложные вещи порой кроются в простом.

- С возвращением. - Не совсем приветствие, но Ноблесс надеялся, что его поймут правильно, - посетителю он рад, хотя и произнёс это в своём стиле, - спокойно, словно констатируя факт.

+3

4

Ashram – Horizons
Настроение потянуло на диван - растянуться вальяжно, словно признавая этот потрёпанный веками предмет мебели небольшим клочком своей территории в просторном особняке Ноблесс. Оборотень иногда задавался вопросом, почему хозяин такого огромного строения всегда находится в одной и той же комнате, он даже начинал строить некие предположения на этот счёт, но озвучивать вопрос не стал, не видел смысла, считая эту тему пока слишком личной. Кроме того, ему очень нравился совершенно непринуждённый тон бесед о вещах, которые вовсе не касаются Лукидонии, местных премудростей клановых обычаев и прочей странной, с точки зрения оборотня, ерунды.
- Да, я вернулся, - отозвался на приветствие в каком-то смутно знакомом восточном стиле, хотя сомневался, что Кадис бывал в той же Японии, например, - Мне кажется, что я никуда и не уходил. Быть может, это потому что здесь ничего не изменилось. Да, и ты всё так же стоишь у этого окна.
Музакка лёг на бок, подперев голову рукой и посмотрел на собеседника, который как раз находился на фоне упомянутого окна. Ему давно хотелось что-то изменить, буквально оставить тут свой след. Да, хотя бы шерстью на диван налинять. Почему бы и нет? Совсем ребячество? Ну, и пусть. Уж кто-кто, а Лорд оборотней мог себе такое позволить, осудить всё равно не кому, кроме самого Ноблесс, а он вроде был не против.
"Черт, совсем забыл, хотел же принести ему что-нибудь", - размышления о глупостях прервались на самой важной глупости, - "Но что именно? Камень из рудников? Ракушку с побережья моря? Просто притащить какой-нибудь пустынный кактус?" - на последней мысли, он чуть не засмеялся в голос, сдержавшись и лишь улыбнувшись.
- Ты выглядишь более живым, чем в первую нашу встречу. Мне стоит воспринимать это как личное достижение? - вопрос риторический, но Музакке был бы приятен утвердительный ответ.
"Кстати, сколько тебе лет, а? Вот ты выглядишь моложе, а мне почему-то кажется, что ты старше... нет, старее... духом", - этого он не озвучил бы, даже по дурости, ну, мало ли обидит чем, он вообще за языком следит, хоть оно и не заметно порой. За словами - да, а за поведением - нет. Оборотень успел совершенно прямо засмотреться на невыносимо правильные и аристократичные черты, что аж чуть не забыл, о чём собирался говорить. Такое часто случалось с ним именно в этом особняке, ибо всё здесь действовало как-то умиротворяюще, от монументальной тяжести стен до лёгкого ветерка и вида из окна, от гнетущей тишины до беззвучных и лёгких шагов единственного обитателя.
- Помнишь, я рассказывал про снег в горах? - убрал руку, снова уронив голову и глянув на потолок, - Я думаю, что тебе бы понравилось. У вас тут в Лукидонии вроде только дожди бывают? Или это мне так везёт на весеннюю и осеннюю слякоть? - он задумчиво хмыкнул, вспоминая, что сам ведь не следил никогда за временем года, пока не узнал, что есть кто-то не познавший холодную стужу и жаркий зной, - Хотя, желтая листва, шуршащая под ногами, это тоже красиво по-своему.

+3

5

Рейзел и радовался и проклинал порой свою способность улавливать чужие мысли. Особенно, если собеседник в настроении делиться эмоциями, сопровождающими самые яркие из них. Вот и с этим невероятным посетителем было так же. Вместе с новыми запахами и ощущениями, будто ветер донёс часть мыслей, - забирай, понимай, раскладывай.
В этом особняке очевидно бывало мало гостей.
Знал ли он раньше или сам со временем додумал среди свитых арабесок мыслей эту одну, непреложную, - чем больше и яснее знаешь кого-то, тем очевиднее он для тебя становится.
Рейзелу вовсе не хотелось, чтобы Музакка стал одним из таких предсказуемых знакомых, но привычный фон отзывался волнами, которые касались сознания.
Беглые мысли по поводу своего пребывания в комнате днями и ночами, он посчитал лучшим проигнорировать, потому что ни разу эта тема не развивалась ни с кем, и понимание разбивалось уже на старте.
Захотелось ответить на фразу об изменениях.
«Здесь каждый раз что-то меняется. В настроение твоему приходу»
Вслух он этого не сказал, но ведь вчера листья на деревьях, и капли прошедшего дождя занимали совсем иное положение.
Кажется, такие мелкие изменения мог бы заметить только он . Поделиться наблюдением? А хотя нет в этом понимании ничего нового. Оборотень напротив, каждый раз приносил с собой что-то. Какой-то новый образ места, где он побывал, новое ощущение, даже новый запах, словно прихватив его с ветки в утреннем лесу, проходя мимо прячущегося под самыми густыми деревьями ручья. Ноблесс на секунду прикрыл глаза, воспринимая сравнение, а затем посмотрел в даль, туда, где за знакомым горизонтом начинался довольно густой местный лес.
Собеседник явно был в приподнятом настроении, и это заинтересовало. А вот размышления о рудниковых камнях и пустынном кактусе заставили невольно представить места. Те, которые никогда не видел. В голове могли возникать только картинки, придуманные рассказчиком. Рейзел был рад этому. Ловить через настроение образы. Он уже почти видел перед собой и эти горные камни, вбитые в промозглую твердь земли, и цветок кактуса, отчего-то василькового цвета, расцветающий лишь раз за сто лет. Такие серьёзные картины и веселье относительно «подарка» в нём самом вызвали тёплые чувства, и губы тронула улыбка, почти в ответ, хоть гость и не увидел. Рейзел чуть вздохнул.

Вопрос  про живое состояние почти не удивил, Ноблесс был внутренне совершенно не против изменений, но по собственной привычке ничего не менял без пособничества окружающих.  Он всё же оглянулся, чтобы взглянуть на собеседника. Тот уже полулежал на диване. Рейзел почти улыбнулся, - привычкам Музакка не изменял, - и разглядывал его самого. Тем самым почти отсутствующим взглядом, что и многие. Письменной нитью на нём должны быть обозначены ответы? Хотя подобное внимание было для Ноблесс не в новинку. Не раз и не два его разглядывали как какой-то экземпляр вымирающего вида или некую диковинку. Хотелось бы, чтобы сейчас причиной было иное.
Он смотрел на Музакку, задумчиво продолжая про себя отвечать на старт каждой мысли, будто вёл диалог, который не решался начать на самом деле. Похоже, собеседника это никогда не смущало, и в итоге Рейзел перестал об этом сильно переживать.

Снег?  Раньше Ноблесс пытался представить себе нечто, что покрывает всё вокруг будто паутиной, но при этом, снег должен быть очень холодным. Видеть и представлять, - разные вещи, и потому он сейчас невольно выдал своё удивление и замешательство. А вот дожди в Лукидонии – не такая уж и редкость. Рейзел снова обернулся к окну, будто проверяя, не начался ли дождь.
Оборотень всегда больше говорил. Хотя бы в силу их различия. Он остановился на фразе об осенних листьях, и именно тут Рейзел вспомнил кое-что.
Тогда была явно осенняя погода. Промозглый ветер гулял и обвевал принесённым холодом деревья в том лесу. Но самое яркое впечатление, - опавшие почти красные листья. Красные листья, так напоминающие кровь при чётком отблеске заходящего солнца. Страшное по своей красоте настроение и ситуация. Картина перед глазами вдруг встала такая яркая, что Рейзелу захотелось зажмуриться.  Свободно опущенная до того рука сама по себе сжалась в кулак, но он тут же отмёл эти мысли, заставил себя успокоиться, и разжал сомкнутые пальцы.
И вот ситуация и событие кажутся такими знакомыми, что Рейзел задумывается, не выбрал ли он единственную рекурсивно-повторяющуюся комнату в особняке.
«Нет. Здесь всё меняется, Музакка»
Разговор хотелось поддержать, но не в негативном ключе.
Он поднял взгляд на кусок неба, который как лоскут, пришитый к изображению, виднелся в окне и ответил на одну фразу из всех:
- Да. Дожди здесь бывают.
Захотелось несколько раз вдохнуть воздуха. Того, свежего, который друг привнёс сюда, будто это могло помочь сейчас избавиться от воспоминаний.

+3

6

Ноблесс не ответил. Вернее сказать, он ответил молчанием. Потому что оглянулся, выражая заинтересованность, потому что почти улыбнулся. Почти.

Лорд оборотней не умел читать мысли. Наделённый от природы совсем иными физическими возможностями, он имел лишь абстрактные представления о специфике ментальных способностей исключительных представителей благородных, и уж точно он не понимал механизм мысленного диалога. Однако, иногда ему казалось, что говорить в этом месте вовсе не нужно, как если бы вместо обмена словами происходила передача ощущений. Даже если так, он всё равно хотел рассказать слишком много всего, прежде чем задать смутно волновавшие его вопросы.
Музакка видел негласное понимание во взгляде кроваво-красных глаз, и эта спокойная мудрость совершенного и могущественного создания завораживала его, так же, как и всех остальных, просто он не впадал в гипнотическое восхищение, нет, он с интересом стремился к взаимодействию и контакту, даже если это происходит в молчаливой тишине.
Оборотень сам не знал, для чего он приходит сюда. Он привык что-то делать, если ему того хочется. Сегодня ему хотелось быть здесь и говорить. За своими желаниями он не сразу заметил перемену настроения Ноблесс, Музакка уловил лёгкое и почти невесомое изменение в чужой ауре, той плотной массе подавляющей силы, что сконцентрирована или преднамеренно запечатана в таком хрупком на вид теле.
"Не любишь дождь?" - мысль слишком простая, но он быстро подобрал более верный вариант, - "Или он напоминает тебе о чём-то. Расскажешь?"
Вопросительный интерес моментально отразился на лице, но оборотень решил не углубляться в эту тему, чтобы не расстраивать друга. В конце концов, он не за этим приходит. Не потревожить, но расшевелить.

- А вот снега здесь я не видел. И ты не видел, - констатировал факт, продолжая свою простую аргументацию необходимости оторваться от созерцания неизменного пейзажа и пойти с ним, - Но я тебе покажу. Если, конечно, ты согласен покинуть свой дом на некоторое время?
Под словом "дом" он подразумевал не этот особняк со всеми его вековыми тайнами, а весь остров, именуемый Лукидонией, землёй благородных.
- Анды или Тибет, - возможно, названия этих мест о чём-то могут сказать, но оборотень был практически уверен, что Ноблесс не посещал их лично. Зачем бы ему? Благородные почти никогда не покидали своих земель, только в особых исключительных случаях. Ничего удивительного, не в их крови любовь к движению и перемещению, скорее уж в крови оборотней. Стая всегда имела территорию, которую могла бы назвать своей, был там даже замок Лорда... вот только сам Лорд там практически всегда отсутствовал.
"Я знаю, что мой выбор тоже крайность", - подумал он совершенно невпопад сказанным словам и вздохнул, прикрыв глаза и вспоминая последний разговор с Гардой, всегда провожающей или ожидающей возвращения, - "Ты запер себя в этой комнате? А я прогнал себя из своего дома?" - мягкий рыжеватый цвет её волос выглядит ярче на солнце, поэтому он любит приходить и уходить при свете дня.

Слишком не постоянной была даже его мысль. Настолько он не находил себе места. Но вопреки ощущению отчуждённой неприкаянности, он мог сделать любое место в этом мире своим. Хоть на время, этого было вполне достаточно.
- И то и другое далековато, но у тебя явно нет на сегодня важных дел. Пойдёшь?

+2

7

"Не любишь дождь? Или он напоминает тебе о чём-то. Расскажешь?"
В глазах мелькнуло удивление. Ноблесс давно привык наблюдать за явлениями природы на величину своего окна, и не более. Дождь, ветер, покачивающиеся кроны деревьев, пение птиц, – это было привычно, знакомо. Сказать о своей любви или ненависти к тому или иному явлению, Рейзел не мог, в таком ключе к наблюдению многолетний соглядатай порядка расы благородных, не размышлял. Любовь к дождю.. такое было свойственно оборотню, либо человеку.
"Люди. Часто твоё стремление обращено к этим смертным существам."
По какой-то причине, Рейзелу импонировало такое трогательное отношение оборотня к людям. Он явно ценил их, интересовался, даже перенимал для себя их привычки, понятия, сам верно не замечая. Однако, он неизменно делился этим, выдавая такие мелочи, явно случайно. Весь мир Рейзела давно принудительно сузился только до мини-версии происходящего здесь и сейчас, но новый друг, очевидно, намеренно искушал снова увидеть большее.
"Алые павшие листья напоминают. Но я не думаю, что расскажу."
Внутреннее борение с верностью даже такого мелкого решения, порой пугало Рейзела. Недовольный, даже огорченный незнанием себя в такой ситуации, он всё же внешне не выдавал чувств.
- А вот снега здесь я не видел. И ты не видел, но я тебе покажу. Если, конечно, ты согласен покинуть свой дом на некоторое время? Анды или Тибет, -
Названия словно из далёкого прошлого казались знакомыми, но Рейзел совершенно не представлял себе, о чём речь. Непроизвольно даже не смог, хотя и не собирался перед другом, сдержать лицо, совершенно сбившись в предположениях.
"Страны? Просторы? Строения? Определённо, без людей не обошлось в дарении названий."
"Я знаю, что мой выбор тоже крайность", - "Ты запер себя в этой комнате? А я прогнал себя из своего дома?"
Место действия – душа. Огромная внутренняя сцена, на которую пришли завоеватели – чужие, отчасти колкие и обжигающие мысли. Заинтересованный таким внезапным изменением настроения на смешанное, Рейзел осторожно взглянул на друга. Тот явно был занят своими внутренними метаниями. Это сильнее убедило благородного, что какими бы изначально мотивами оборотень не руководствовался, есть что-то более глубокое, чем праздное времяпрепровождение. Ноблесс поспешно отвернулся к окну, уверенный, что осознание себя таким другом, с которым можно было бы поделиться чем-то важным, грело не только сердце, но было заметно внешне.
- И то и другое далековато, но у тебя явно нет на сегодня важных дел. Пойдёшь?
Пожелание узнать несколько больше о том, чего на самом деле желает Музакка было сильней. Встав к окну вполоборота, будто давая пройти, хоть это и ненужно, он согласно кивнул собеседнику, и слегка улыбнувшись, ответил уже вслух.
- Я буду рад составить тебе компанию, - произнеся это, понял, что прозвучало скорее будто он сам приглашает, без возможности отказаться.

Отредактировано Cadis Etrama Di Raizel (19.04.2017 19:22:03)

+2


Вы здесь » Noblesse » Лукидония » [FB] Пойдем, погуляем по крышам?