Вверх
Вниз

Noblesse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Noblesse » Лукидония » [FB] ~ 1000 лет назад | "Вами управляет тот, кто вас злит." ©


[FB] ~ 1000 лет назад | "Вами управляет тот, кто вас злит." ©

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Лао-Дзы

1. Дата: ~1000 лет назад
2. Временной промежуток: --:-- - --:--
3. Место действия: Лукидония.
4. Ситуация: Непреложная истина лукидонцев о том, что самым сильным среди них является Лорд, пусть и с оговорками, но прижилась во Франкенштейне, породив неминуемое желание проверить на нём собственные силы и способности. Разочарование от провала первой же попытки, когда Лорд, в ответ на его вызов, сообщил, что он согласиться на поединок не раньше, чем Франкенштейн победит его подчинённых, нисколько не охлаждало боевой дух ученого. Хотя от идеи вступить в схватку со всеми каджу разом пришлось отказаться из-за доводов Мастера, Штейн не терял надежды спровоцировать главу ноблесс. Да и сам Лорд был бы не против увидеть, на что способен человек. Интересом этой своего рода игры со временем становилось даже не само состязание, а провокация, таящейся в каждой новой их встречи.
5. Участники и очередность: Франкенштейн, Лорд.

Отредактировано The Lord (13.02.13 09:42)

+1

2

Ночь была привычно-безмятежная, как и остальные до нее, проведенные в Лукедонии. Время становилось тягучим, будто резиновым и несколько однообразным.  Можно было представить себе, каково Мастеру было все эти годы. Одному… Впрочем, как и Лорду.  Хотя, последний не особо скрывал то, что ему скучно. Франкенштейн прекрасно видел, что тот любил и поболтать, и пошутить… Правда, юмор у него был довольно специфический. Свои причуды.
Рэйзел не пытался найти себе развлечений в отличие от него, а будто наоборот – избегал их. И чужого общества тоже. И хоть теперь Франкенштейн и знал первопричины такого отрешенного образа жизни, все равно порой становилось тоскливо.
А что касается самого Франкенштейна – он все время находил себе занятия. Старался, конечно, держать себя в рамках, но не всегда выходило. Как в тот раз, с предложением поединка Лорду.
«И все же, жаль, что Мастер это прекратил. До сих пор азарт играет в крови.» - думал ученый, которого желание не покинуло. Только вот, видимо, не светит ему такая роскошь. Лорд не согласится. То ли считает ниже своего ноблессовского достоинства, то ли последствий не хочет. Но так или иначе, возможности уже может не быть.
С такими размышлениями, он шел вперед, пока не заметил впереди силуэт мужчины… знакомый силуэт. Губы сами растянулись в улыбке.
«Вот это да. Шанс такой. Только вот наверняка, если напрямую скажу, не согласится.» - подумал Франкенштейн, сверкая мгновенно вспыхнувшими глазами.
- Доброго времени суток. – довольно жизнерадостно поздоровался мужчина, хищно улыбаясь и глядя на Лорда, - У меня де жа вю, похоже…
Франкенштейн картинно осмотрелся, намекая на то, что они находились на том самом месте, где ученый впервые встретился с Лордом, еще не предполагая, что он – венценосная особа.

+2

3

«Ой-ой, похоже, что-то такое уже было», - подумал Лорд, почувствовав приближение к месту его дислокации незваного, в общем-то, гостя.  «Хотя, может это совсем неплохо», - хмыкнул он, не двигаясь с места и продолжая с заметным любопытством рассматривать словно застывшее ночное небо. То ли черное, то ли серое оно молчало, а Лорд скучал и ему совсем не повредил бы более заинтересованный собеседник.
Прошло уже достаточно времени, чтобы беспорядки в Лукидонии улеглись, и присутствие человека стало обыденностью. Обыденность поглощала новое, давая возможность истории по-прежнему спокойно петлять по одному и тому же кругу, отсчитывая ни для кого неважное время. В любом другом месте дежавю было удивительным, здесь – нормой.
Отправляясь на прогулку, он не преследовал какой-либо конкретной цели. Его зала, в которой Лорд был вынужден присутствовать ежедневно, если не считать двух-трех особенно ответственных каджу, порой пустовала годами. С такой жизнью довольно легко потерять и живой пыл, и целевую установку, переставая удивляться и обрастая привычками. Ощущение времени смазывалось, годы теряли свой вес, а дни проходили подобно мигу.
История повторялась с той лишь разницей, что Лорд не ставил себе целью скрыть своё присутствие, словно провоцируя встречу.
- Твоё кровожадное довольство слишком очевидно, - усмехнулся Лорд, обратив своё внимание на человека, но проигнорировав его приветствие. – Чему ты так улыбаешься? Неужели встреча со мной так греет твоё сердце? Я польщен, однако, не привык вызывать гастрономический интерес, - хищное и нетерпеливое в человеке было приятно, хотя едва ли Лорд в этом признался. Не являясь ни ноблесс, ни каджу Франкенштейн был по-прежнему слишком дик для этого мира, и это делало его интересным.
- Ну, и какой ты теперь находишь Лукидонию? – поинтересовался Лорд, давая понять, что уловил намек.

Отредактировано The Lord (13.02.13 09:42)

+1

4

Довольный тем, что его игру поддерживают, Франкенштейн картинно поклонился.
- Встреча с вами никак не может не греть моего сердца, Лорд… - вроде слова звучали учтиво, но все равно некая доля веселого ехидства в них присутствовала. Скука брала свое. Ученый сам понимал, что сильно борзеет, и Мастер не одобрит, если поединок между ним и Лордом все же состоится. Но никак не мог заставить себя не напрашиваться. Слишком велик оказался соблазн.
Впрочем, интерес был действительно в какой-то мере «гастрономический», если можно так выразиться. Мужчина хотел проверить, испытать свои силы. Посмотреть на силы Лорда, хотя догадывался, что тот считает ниже своего достоинства их испытывать, а быть может, это вообще опасно для окружающего пространства… Но, мало ли. Остановиться все равно было выше его сил.
- Довольно однообразной… И как вы сами это выносите? – слегка даже посерьезнел Франкенштейн, но затем, вновь улыбнулся, входя в азарт. Получится ли у него спровоцировать это могущественное создание? – Ужасно… Каждый день одно и то же… - мужчина медленно мерил шагами землю, будто обходя мужчину полукругом, глядя на свои ноги, затем остановившись, и вновь поймав взгляд собеседника, - Неужели не хочется перемен? Или мой человеческий мозг не способен понять всей трагичности вашего положения?
В общем-то, Франкенштейн прекрасно осознавал эту самую трагичность. Потому что, несмотря на относительно недолгое пребывание в Лукедонии(относительно Лорда и Мастера, естественно),  уже успел заскучать.

Отредактировано Frankenstein (25.01.13 05:18)

+1

5

- О, даже так, - ноблесс совсем неблагородно фыркнул на заявление Штейна и усмехнулся с некоторым предвкушением. Пусть причины человеческой радости казались ему очевидными, Лорд мог только строить догадки в этом направлении, и сами они, на самом деле, не были поводом поддерживать столкновение. Но наблюдать за Штейном, дразнить его, создавать конфликт и не позволять ему раздуться - всё это было очень интересно. Гораздо интересней, чем однообразные дни в Лукидонии.
Пожалуй, Лорд был действительно рад и практически благодарен за то, что этот человечишка соизволил набраться сил для борьбы с ноблесс. Он создавал бесконечное множество совершенно не однообразных ситуаций. Положение, в котором Лорд провоцировал Штейна и наблюдал за тем, как тот провоцирует и наблюдает за ноблесс, казалось ему очень забавным.
- Я и не замечал, что твоя симпатия ко мне настолько сильна. Помнится при второй нашей встречи ты очень нехорошо скрипел зубами, принося извинения за причиненные неудобства. Но видимо, ты это от смущения, - тон Лорда был мягким и несколько снисходительным, так говорят дедушки со своими непутевыми внуками, но не заметить в нём насмешку мог разве что слепой. - А тут оказывается, что ты мой тайный поклонник. Неужели наконец проникся моим величием? Хахаха! Конечно, это же закономерно! Я же Лорд! Хахаха! - он не смог долго держаться серьезного тона и быстро скатился в высокомерный хохот.
- Какой же ты всё-таки забавный, - отсмеявшись, Лорд уперся рукой в подбородок и принялся внимательно рассматривать свою “жертву”. Обычно, чтобы развеять собственную скуку и как-то растрясти сонное царство, он провоцировал местную знать к реакциям и действиям, но со Штейном было проще. Этот человек сам пытался испытывать его терпение. Он крутился в Лукидонском обществе, наполненный энтузиазмом и живым любопытством. Дразнить Штейна было в разы интересней, чем поддаться на провокацию. По крайней мере, именно в этом убежда
себя благородный, памятуя о том, насколько разрушительной могла быть его сила.
- Хотя характер у тебя всё-таки ужасный. Нужно сказать Рейзелю, чтобы получше воспитывал свою зверушку, - критиковал Лорд в восторженном тоне, отчего было непонятно, нравится ему Штейн или нет. прочем, с Лордом никогда до конца не было ясно, как он к чему относится и чего добивается. Так, он словно бы забыл о своем вопросе, переключившись полностью на личность Штейна, и только высмеявшись, надразнившись и поглумившись, вернулся к нему уже совершенно ровным, задумчивым и меланхоличным тоном.
- Однообразный - это да, - с тяжелым вздохом произнёс Лорд. - Не думаю, что наше положение именно трагично, но оно сильно отличается от того, в котором находится человек. Не то, что мы не хотим перемен, мы в них не нуждаемся и мы не меняемся. Наш ритм жизни слишком спокойный и медленный. Мы живем слишком долго, нуждаемся в слишком малом, наше мышление не подвергается таким нагрузка, как человеческое, поэтому однообразие не давит на нас, - сказал Лорд и, подумав, добавил. - На большинство из нас.

Отредактировано The Lord (13.02.13 09:43)

+1

6

Кровь в жилах Штейна кипела от насмешливого тона собеседника. Но вовсе не так, как в прошлый раз. А будто просто искала выход энергия, буйный, плохо сдерживаемый и довольно тяжелый нрав.
- Ох… ну как же так. Вы же Лорд. Все замечаете, не так ли? Хотя, я могу ошибаться. Не божество же, в конце концов… Просто Лорд. Пусть и не человеческий, но все равно далеко не всесильный. – Франкенштейн продолжал улыбаться, даже подмигнул. Задор только возрастал, наперегонки с еле заметным раздражением. Пока что, ничего особо личного собеседник не задел. Видимо, разминался и проверял реакцию. А сдерживаться ученый не пытался. Ведь конечная цель в игре – поединок.
Похоже,  Лорда ситуация забавляла не меньше, если не больше. Он явно чувствовал свое превосходство и наслаждался им.
«Ну, конечно… мы столь высокомерны. – не ясно было, в чем больше желчи, во взгляде, или мыслях Франкенштейна, - Это побуждает к еще большему желанию испытать его силу
- Тем не менее, моя симпатия очень сильна. – намеренно растягивая слово «очень», произнес мужчина.
Но вот азарт и кипение внутри сменилось на гнев в мгновении ока, светлые брови дернулись к переносице, несмотря на улыбку, а зубы скрипнули.
- Хотя характер у тебя всё-таки ужасный. Нужно сказать Рейзелю, чтобы получше воспитывал свою зверушку.
Если бы Штейн был псом, шерсть на загривке стояла бы дыбом.
- Жаль вам никто не указывает на ваш характер… - пробухтел он, чувствуя, как дергается бровь, а кровь в жилах готова буквально прожечь оболочку. Зло, сидящее в нем, активно искало выхода.
Когда Лорд внезапно заговорил спокойным и сдержанным тоном, Франкенштейн даже растерялся. За своими эмоциями, бьющими через край, он и забыл о том, о чем спрашивал. Но настолько серьезного ответа не особо ожидал.
- Говоря «на большинство», вы ведь подразумеваете себя как «меньшинство»? – хмыкнул Штейн так же пренебрежительно, как до того Лорд.

Отредактировано Frankenstein (13.02.13 06:26)

+1

7

Пока Штейн говорил, самодовольная улыбка не покидала лица Лорда. Ноблесс с нетерпением ждал ответного огрызательства, и только хмыкал в какие-то более удачные, с его точки зрения, моменты. Его нисколько не задевало сравнение с человеческими властедержателями. Хотя, скорее, они носили созвучное звание в его честь, чем он был Лордом, потому что занимал аналогичную должность, спорить на эту тему было неинтересно.
По похожей причине он обошёл свою сомнительную божественность, несмотря на то, что на эту тему можно было бы и развить. Она вполне соответствовала самооценки Лорда и имела хорошее основание. Так некоторые люди до сих пор считали их богами, а силы ноблесс во многом превосходили человеческие. Но сама почва вопроса сильно задевала самолюбие Штейна, и поэтому Лорд пока решил её отложить, ожидая более подходящего момента и давая возможность ученому проявить своё ехидство во всей красе до того, как он проиграет благородному в терпении.
- Я рад, - возвращаясь к мягкому тону, ответил ноблесс. - Постараюсь не разочаровать. Хотя у тебя же человеческие стандарты, так что это не очень сложно, - без обычного острого раздражения реакция Штейна казалось какой-то нездорово веселой, но накрутить его до нужного состояния было несложно. Человек, как всегда, не разочаровывал и Лорд получал свою порцию удовольствия.
Замечание о своем характере он, по обыкновению своему, проигнорировал. Губы дернулись в улыбке, грозящей перерасти в смех, и, на какое-то время, застыли в этом положении. Ему было интересно, что придумает Штейн, если лишний раз не подначивать его и не давать повода парировать.
- Почему ты решил, что я о себе? - с любопытством и даже искренним поинтересовался Лорд и тут же ответил самостоятельно:
- Да, я несколько отличаюсь от... стандарта Благородного, но в действительности однообразие не довлеет надо мной, - даже с некоторой грустью ответил Лорд. - Сколько ты думаешь мне лет? Когда длительность жизни измеряется тысячелетиями говорить о каком-либо давлении временем смешно. Я не знаю сколько мне лет и не помню, как меня звали до того, как я стал Лордом. Это верно, что в юности от нетерпения я совершал довольно эксцентричные поступки, - с самодовольной улыбкой признался ноблесс. На пару мгновений он с заметной ностальгией окунулся в воспоминаний, но очень скоро вернулся к разговору.
- Но с тех пор прошло немало времени. Говоря о меньшинстве, я имел в виду ноблесс, которым не сидится в Лукидонии. К примеру, те несчастные, которые вызвали на себя твой гнев.

Отредактировано The Lord (13.02.13 09:43)

+1

8

- Будь мои стандарты настолько человеческими, насколько представляете себе вы, я бы тут не стоял. – резонно заметил Франкенштейн, изучая реакцию Лорда. Ему было, что сказать на каждое из замечаний, но Лорд промолчал. Значит, пока считает это не слишком выгодным.
«Считает себя гораздо выше людей, но ведет себя так же, как большинство из нас… То есть игру ведет так же. Где надо – замалчивает. Где надо – подчеркивает. Это значит, что не слишком-то ноблесс и отличаются от людей, но в силу изолированности, они не настолько испорчены, возможно…» - размышляла та часть разума ученого, которая не была подвластна эмоциям.
Поскольку, Лорд не дожидался ответа на поставленный вопрос, мужчина его просто выслушал, причем, с любопытством.
- Хмм… - Франкенштейн задумался, глядя ему в глаза, - Значит, все же, вы ближе к людям, чем ваши подданные. Просто стараетесь это скрывать. Во всяком случае, у меня создалось такое впечатление, и дальше оно только подтверждается. Не вижу я отличий эмоций, отличий действий… Даже самодовольство ваше вполне человеческое, хоть, признаюсь, у него есть почва. Но гордыня, порождающая это самое самодовольство - тоже вполне человеческая. – рассуждал ученый, внимательно наблюдая за реакцией, - Мне не стыдно из-за своей спеси. Я имею на нее право, если сравнить возрастные рамки, а вот вам иногда следовало бы смотреть на мир не только своими глазами. Раз уж вы Лорд.
Франкенштейн прощупывал, экспериментировал. Он не на сто процентов был уверен, что самодовольство у Лорда не наигранное, хотя, безусловно, оно имеет место.
«Что, интересно, маска… И еще более сложный вопрос: как же мне вывести тебя из себя?» - то, что все подколки для благородного – как комариные укусы, Франкенштейн понимал прекрасно. И это выводило из себя еще больше. А поскольку контролем собственных эмоций мужчина особо никогда не отличался, шансы проиграть в словесном поединке и сорваться первому были огромны. Но, как и в первую их встречу, сейчас ученый делал заметки для себя в понимании сути всего, что происходит в Лукедонии.

+1

9

Улыбка Лорда стала загадочной. Какое-то время он молчал, словно переваривая сказанное. Молчал и рассматривал человека с любопытством вряд ли меньшим, чем то, с которым на него смотрел человек. Штейн, как всегда, легко шёл на провокации, позволяя Благородному вести разговор в нужном ему темпе и направлении, но при этом он всё равно не становился скучным. Каждый раз его гордость и самоуверенность заводили ученого в ловушку, из которой он каким-то чудом выбирался.
Этот человек был удивительным - больше всех цепляющийся за человечность и меньше всех на человека похожий. Он хотел защищать людей от ноблесс, но при этом сам всё дальше отходил от своей природы. Он был чудовищем.
- Почему ты так сильно стараешься не быть человеком? - с заметной, но больше наигранной жалостью спросил Лорд. - Нечеловеческий ум, породивший нечеловеческую силу из-за нечеловеческих стандартов и амбиций... Зачем? Что тебе мешало прожить обыкновенную человеческую жизнь? - на данный момент, пока таких как Штейн не станет хотя бы с десяток, он был всего лишь ошибкой природы, некой странностью, дефектом, чудовищем гораздо большим, чем те, которыми становились контракторы-неудачники. У них, по крайней мере, была внешняя причина. У Штейна только очень острый ум и большие амбиции.
- Забавное мнение. Получается мы довольно похожи: человек с силой ноблесс и ноблесс с характером человека, - он усмехнулся, наслаждаясь этой мыслью. - Это противостояние было бы любопытным, но нмой характер не так уж сильно не соответствует ноблесс. Редко, но бывают среди нас более яркие, чем обычно личности - веселые, агрессивные, заносчивые. Мы не едины и не однообразны в своем характере, и я не стал более человечным из-за того, какой есть, - он объяснял Штейну, как маленькому ребенку, казалось бы, прописные истины. Вопрос, почему ученому хотелось сравнить ноблесс с человеком был интересным, но пока не озвученным. Он надеялся понять это из ответа Штейна.
- Ты пытаешься меня пристыдить? - приподняв бровь, спросил Лорд. - Мне не стыдно, я не убивал людей, не гнался за силой и не гоготал, как сошедший, разрушая чужой остров. Обычно ноблесс не самодовольны? Не горды? Не смеши меня. Мы веками жили рядом с людьми, управляли ими и защищали их. Сколько самодовольства в нашем фундаментальном принципе: “Положение обязывает”! Я уверен, мои предки раздувались от гордости, выдумав его.

Отредактировано The Lord (13.02.13 09:08)

+1

10

- Вовсе нет… Мой ум вполне человеческий. – хмыкнул Франкенштейн, - И только доказывает, что большинство людей не используют свои умственные способности в полной мере… Я – человек. И чувствую по-человечески, думаю и размышляю по-человечески. Горжусь ли я тем, что рожден человеком? Да. Но я не жалею, что стал тем, чем стал. – усмехнулся он, - Потому что это доказывает теорию о том, что человек может если не все, то очень многое. Своими силами. Без вмешательства кого-либо извне.
Штейн говорил спокойно, но было в его голосе нечто практически торжествующее. Ему не важно было, кем он стал. Важно было иное – то, что эксперимент удался. Пусть он, наверняка, не достиг еще высшей ступени, но зато было ради чего жить.
- Почему не хотел прожить человеческую жизнь? Я не хотел влачить жалкое существование большинства людей. Не хотел бы принадлежать человеческой знати, влачащей образ жизни, мало отличающийся от жизни растений, где надо только пить, жрать, и спать. Хмм… жизнь без смысла не имеет ценности. Мой raison d'etre – это знания, развитие. Впрочем, вряд ли у вас есть такое понятие. Оно, скорее человеческое. Лучше прожить недолго, но ярко, как говорят некоторые из людей. Не знаю, как вы, ноблесс, а люди часто предпочитают качество жизни количество прожитых лет.
- Пристыдить? – скопировал движение Штейн, тоже приподняв бровь, - Я просто рассуждаю. Или вы считаете, что человеку не положено рассуждать в присутствии высшего существа. Вы такой странный. – усмехнулся он, -  Вы, вроде принижаете людей, а потом удивляетесь тому, что я говорю. Вы ведь должны понимать, если бы речь шла лишь о критике меня, я бы реагировал иначе. Но вы, ноблесс, считаете себя выше людей. Возможно, кроме Мастера. Он не считает… - последние фразы он произнес тише и более спокойно, - А насчет «положение обязывает», здесь скорее не гордость, а обреченность некая. Обязательства, ответственность… Рядом с ними чувству гордыни не место. Впрочем, это ваше дело, раздуваться ли от гордости, подобно самодовольному павлину в золотой клетке, или нет.

+1

11

И вновь, выслушав Штейна, Лорд замолчал. Какое-то время он просто смотрел на человека, а потом тяжело выдохнул. Вести с ним споры было нелегко. На одно слово Лорда, Штейна отвечал тремя. Не то чтобы Благородный уступал в споре, просто спор перерастал в обычное пререкание.
- Сколько слов... Не могу понять, ты эмоциональный или зануда, Штейн, - с заметной печалью возвестил Лорд и на какое-то время уставился в сторону горизонта. Иногда у него создавалось ощущение, что они говорили о похожих понятиях, но называли их разными словами или смотрели с разных сторон, а прийти к общему мнению не могли просто потому, что им этого не хотелось. Вражда была гораздо интересней мирных переговоров. Потому при каждой встречи они ставили задачу уколоть друг друга, задеть, спровоцировать. Это вносило разнообразие в ровное течение жизни.
- По твоему количеству слов не скажешь, что ты предпочитаешь качество, - ехидно заметил Лорд. - Хотя может ты так возмещаешь часы молчаливого созерцания Рейзеля, - задумчиво и со скрытой насмешкой бросил он, и тут же  задумчиво спросил, не давая Штейну времени разозлиться.
- Интересно, когда проживёшь свою тысячу, останешься ли ты при том же мнении? - ему не нравилась мысль о том, что они вынуждают прожить какого-либо человека больше, чем тому положено от рождения. Люди были гораздо сильнее, чем могло показаться на первый взгляд. Но их изобретательный разум подвергался слишком большим загрузкам, защищаясь от которых, замыкал человека в своём мирке. Тысячи лет, которые жили ноблесс, вели их к забвению. Лорд немного опасался, как бы тысячи человеческих лет не привели к безумию.
“Впрочем, это забота Рейзеля”, - отмахнулся ноблесс. Решение, которое он принял, было хорошим во многих аспектах. Было ли оно идеальным, покажет время. Сейчас беспокоиться об этом было одновременно и слишком рано, и слишком поздно.
- По правде, мне всё равно с какими чувствами мои предки начали помогать людям. Я, как и ты, не думаю, что они сильно нуждаются в нашей помощи. Люди гибкие, сильные, жадные. Они развиваются с колоссальной скоростью и не перестают удивлять. Уверен, они бы спокойно справились со своими проблемами и без помощи ноблесс, - Штейн был прав, Лорд одновременно восхищался людьми и принижал их, хотя в этом не было противоречия. Просто его восхищения и принижения, касались разных вопросов.
- Мы связаны этим обещанием. И такие, как Рейзел, особенно страдают от свойственной расе принципиальности. Его готовность нести крест жутко раздражает.

+1

12

Ученый скрипнул зубами, осознавая, сколько сказал, и что в общем-то, больше половины, стоило бы оставить мыслями.
- Конечно же, зануда. – буркнул он, и хотел добавить, что он ученый, и чаще всего они все зануды, но не стал. Да и смысл был разоряться перед этим существом? Ведь тот даже не слушает. И не вдумывается. Их разговор больше похож на разговор слепого с глухим, когда каждый пытается рассказать свое видение и ощущение мира, но они друг друга не могут понять. Возможно, в этом и была определенная прелесть их бесед.
Тем не менее, столько мыслей, копящихся, находили выход. Почему-то именно Лорд стал тем собеседником, который, не смотря на все противоречия между ними, казался тем, с кем можно поделиться.
«Нужно было просто продолжать как обычно. Досадно. Какой черт дернул разглагольствовать?» - ученый, наконец, обуздал рвущиеся эмоции.
Возможно, он и правда компенсировал молчание Мастера. С другой стороны, с Мастером он и чувствовал себя не на грани внутреннего взрыва, а совсем наоборот – его общество успокаивало и позволяло держать себя в узде. Не из-за обязательства, или страха, а из уважения и более теплых чувств, которые питал к своему господину Франкенштейн.
- Когда я проживу тысячу лет, - улыбнулся мужчина, - тогда и поговорим на эту тему, раз уж вам настолько интересно знать. Если, конечно, встретимся…
«Такие, как Рейзел… страдают. Да. Он страдает. Хотя никогда не покажет. Но он него всегда веет одиночеством и грустью. И что я могу для него сделать?» - глаза ученого стали задумчивыми и немного печальными.

+1

13

Ноблесс мягко улыбнулся - Штейн как никогда выглядел, как обиженный ребенок. Ему не ответили, его обсмеяли, но не надеялся же он, что Лорд отнесется к разговору очень серьёзно? “Местами такой злыдень, а тут вдруг растерялся”, - усмехнулся Благородный, который был собой очень доволен и совершенно не старался этого скрыть. Морально он чувствовал своё превосходство и не только потому что ему тысячи лет, он ноблесс и Лорд, а потому что чаще вводил Штейна в тупик, чем хоть в чем-то ему уступал. “Хотя мальчик быстро учится”, - с ещё большим довольством подумал Лорд, предвкушая новые столкновения.
Может быть, когда-нибудь он даже отнесется к диалогу с полной серьёзностью, но не сейчас. Штейн ещё видел слишком мало, чтобы хоть на шаг отойти от своей точки зрения и услышать чужую, и был, пожалуй, слишком умным, что при соответствующем знании могло стать помехой планам Лорда.
“Только не разочаруй меня”.
- Если встретимся... - мысль отдавала чем-то грустным. Ноблесс не склонны считать время своей жизни или сомневаться завтрашнем дне. Они не строят планы на будущее, но, неограниченные временем, не бояться его. Для Лорда было удивительным немного сомневаться, что им удатся встретиться через какую-то тысячу лет. Ноблесс менялись, он не мог предсказать, к чему эти перемены могли привести, но был уверен, что они, несомненно, затронут все.
Впрочем, некая меланхолия, проявившаяся в его внешнем виде, быстро сошла на нет. Штейну совсем необязательно задумываться о том, что твориться в голове у царственного Благородного.
- Да куда ты денешься?! - не без ехидства поинтересовался Лорд. - Рейзел добровольно не покинет остров, а у меня вряд ли найдётся достойный повод, так что однозначно встретимся. Или ты собираешься бросить своего Мастера? - в шутливом голосе не было места угрозе. Мысли Штейна сейчас оставались для Лорда открытой книгой.
- Уверяю, ты уже что-то делаешь: находишься рядом, контактируешь, разговариваешь. Сталкиваясь со стеной молчания, ты не отступаешь. Это уже не мало.

Отредактировано The Lord (13.02.13 10:30)

+1

14

Сдаваться сразу Франкенштейн не собирался, хотя сам уже понял, что сдавал позиции и вообще, ушел в свои собственные мысли, на мгновение забыв о цели, ради которой весь этот разговор начал. Он был слишком молод в сравнении с Лордом, и слишком спесив. Отступать и проигрывать без боя не хотелось. Хотя беседа и перетекала уже в более спокойное русло.
На мгновение, ученому показалось, что Лорд опечален тем, что будет в будущем. Вряд ли тем, что не встретит Штейна. Хотя, эта мысль вызвала невольную усмешку. Знает что-то? Видит? Вряд ли такое возможно. Нельзя видит то, чего не было. Хотя, на этот счет существует масса теорий и довольно рациональные объяснения некоторых из них.  Но в данном случае, даже возможности особой не было спровоцировать на откровенность.
- Неужто, будешь скучать по моему обществу, если я покину этот мир? – хмыкнул он, сверкнув глазами.
Но ответ Лорда снова вогнал в ступор. Бросить Мастера? Такой мысли даже не возникало. Франкенштейн булл целиком и полностью предан Рэйзелу. Но, с чего это вдруг Лорд давит именно на это?
Штейн зло зашипел, понимая, что Лорд снова читает его как открытую книгу. Это неимоверно раздражало. Впрочем, удивительным не было, учитывая то, сколько лет живет на земле это существо. Но особенно раздражало, что мысли о Мастере были слишком сокровенны и святы, чтобы в них кто-то вот так просто влезал. Но тут он сам был виноват. Не стоило сейчас вообще показывать эмоции. Он все еще был слишком уязвим перед Лордом.

Отредактировано Frankenstein (13.02.13 21:46)

+1

15

- Тебя это так удивляет? - с улыбкой поинтересовался Лорд. - Мир ноблесс похож на заведенный механизм. Он функционирует, но не наполнен ни жизнью, ни каким-то сокровенным смыслом. Только происшествия окрашивают его в какие-то краски, но и они блекнут в потоке обыденности, - казалось бы, ни к чему конкретному не относящийся монолог прервался так же внезапно, как начался. Лорд задумчиво посмотрел в небо, словно следуя за потоком своих мыслей, но не затягивая с молчанием вернулся к ответу на вопрос Штейна.
- Я уверен, что многие помимо меня будут скучать по тебе, хотя вряд ли в этом признаются. Гордость и чувство собственного достоинства не позволят. Ты же смутьян и тот ещё баламут. Ноблесс не пристало радоваться подобному обществу, - улыбка Лорда была одновременно снисходительной и по-отечески доброй. Ноблесс, жившие веками, до сих пор оставались в некоторых вопросах детьми. Впрочем, Штейн с его бунтарством и яростным сопением на любое замечание далеко не ушел.
- Хахаха, - почти непроизвольно рассмеявшись от реакции человека, Лорд перевёл дыхание перед тем как что-либо на неё сказать. - Фух, уморил. Не беспокойся, твои чувства к Кадису Этрама Ди Рейзелю останутся между нами, - не скрывая лукавого тона заметил ноблесс. - Если это чуть-чуть успокоит твою гордость, вряд ли в этом мире существует кто-то, кроме Рейзеля, способный скрыть от меня свои мысли.

+1

16

«Верно…мир ноблесс наполнен в основном однообразием.» - думал ученый, глядя на Лорда, поражаясь, насколько легко тот манипулирует его состоянием. Хотя, окраска голоса многое дает. И если Лорд проводит параллель с псом, то возможно, оно уместно. Возможно даже, действует по этому принципу. И если так, стоит разозлиться…  Только вернуться к этой мысли придется позже, потому что слова Лорда подняли целый ураган других.
- Неужели не наполнен смыслом? – хмыкнул он, - Не думаю, что это так. Хотя… даже человеческие жизни далеко не всегда наполнены хоть чем-то похожим на сокровенный смысл. В основном, чем дальше, тем больше потребляют и меньше создают. И мне кажется, дальше будет только прогрессировать… - Франкенштейн поморщился, то ли от мыслей, то ли от того, что снова их озвучивает.
Так или иначе, не здесь и не сейчас стоило это обсуждать. Все равно для Лорда все его слова ни что иное, как детский лепет и прописные истины. С другой стороны… царственной особе можно было только посочувствовать. Слишком скучно знать наперед… Слишком скучно увидеть настолько много, чтобы без дара предвидение чувствовать, кто что скажет и кто как себя поведет.
«Вероятно, он прав… Я еще долго не буду понимать. Дожить бы до того, когда это будет… а с другой стороны, надо ли мне это? Ведь…»
- Слишком скучно… - вслух произнес он, глядя перед собой, но будто вовнутрь, и вздрогнул, когда ноблесс напомнил ему о его роли возмутителя спокойствия Лукедонии. Глаза снова слегка агрессивно заблестели, а когда Лорд рассмеялся, мужчина тоже усмехнулся, несколько самодовольно скалясь, - Ой… - язвительно бросил он, глядя в глаза Лорда, - я прямо так необычайно рад, что «уморил» Вас… Такая честь… А вот мои чувства по отношению к моему Мастеру, я полагаю, так и так ему известны. Мало того, они очевидны, полагаю, не только вам, поскольку мне ни к чему скрывать. – фыркнул Франкенштейн.

+1

17

- Даже человеческая... - Лорд не смог сдержать снисходительную улыбку. Всё-таки Франкенштейн - этот блондинистый злыдень, обладающим невыносимым запасом талантов (Это же какую удачу нужно иметь, чтобы, убегая и прячась, выбрать именно дом Рейзеля!), острым умом, дурным характером и чрезмерно ядовитой речью, - оставался верным себе. Он по-прежнему с истинно человеческим упрямством ставил людей в центр Вселенной.
“Какой веселый тип”.
Лорд не держал на Штейна зла из-за его необразованности в отношении Благородных и ярого недолюбливания их расы. Претензии человека ноблес находил, как минимум, обоснованными, а его самого - очень забавным. С Лордом мало кто говорил откровенно и без оглядки. К тому же список его собеседников был ограниченным, потому волей-неволей возникало ощущение зацикленности разговоров и застойности мысли. Приятно было осознавать, что он всё ещё способен к восприятию чего-либо нового. Менее приятно понимать, что он возлагает на Штейна слишком большие надежды.
- Если даже человеческая жизнь порой не имеет смысла, что уж говорить о жизни ноблесс, - в тон Штейна ответил Лорд, сдерживая очередной ком смеха. Его юный собеседник раз за разом находился близко к грани, за которой пропадало его терпение. Периодически стоило возвращать его обратно. Словно юлу на нитке - стремительно раскрутить, превращая в опасную игрушку, и вновь вернуть в статичное состояние, гася любой повод для агрессии.
- Любое мыслящее существо задумывается о сакральном смысле жизни, но ничего подобного нет в природе. Смысл жизни в самой жизни. Нужно к чему-то стремиться, что-то познавать, бесконечно развиваться - просто жить, - вновь перейдя на серьёзный тон, Лорд без стеснений делился своими размышлениями с человеком так, словно он его старинный друг.
- У меня есть дочь, мой народ - моя жизнь переполнена смыслом, но мой мир устарел. Ноблесс не наслаждаются жизнью. Они не ждут каждого нового дня с предвкушением. Они несут свою жизнь как бремя, как обязанность, как долг - невообразимо скучные существа, - Лорд любил людей, ему нравилось наблюдать за тем, как они стремительно проживают свои короткие жизни. Как суетятся, как торопятся, как совершают ошибки, набивают шишки, мудреют. Люди были интересными, у них можно было многому поучиться. Почему ноблесс вообще решили, что они нуждаются в защите?
- Сотни лет, миллионы возможностей, шанс проследить историю, посмотреть на развитие, увидеть свой вклад. Не думаю, что тебе действительно будет скучно, - насмешливо сообщил Лорд.
- Ему-то, конечно, известны. Как и большинству остальных, - хмыкнул он, переключаясь на новую мысль. - Кадис Этрама Ди Рейзел ни в чем не нуждается? Ты хоть выводи его иногда на улицу, а то он десятками лет сидит в своем особняке и протирает в окне дырку своим рассеянным взглядом, - лицо Лорда выражало уныние. Ему действительно было крайне печально из-за того, насколько безысходное существование вёл Ноблесс.

+1


Вы здесь » Noblesse » Лукидония » [FB] ~ 1000 лет назад | "Вами управляет тот, кто вас злит." ©