Вверх
Вниз

Noblesse

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Noblesse » Канон » 30.04.2012 | Красная Шапочка и Серый Волк.


30.04.2012 | Красная Шапочка и Серый Волк.

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Дата: 30.04.2012г.
2. Временной промежуток: 16:00 - ~
3. Место действия: кафе Адель.
4. Ситуация: Мир тесен, но только тогда, когда это угодно высшим силам - иначе как ещё назвать то, что Франкенштейн до сих пор ни сном, ни духом не ведал о том, что в неприметном, уютном кафе хозяйничает кто-то из благородных. Лишь по воле случая директор Ли столкнулся в одном из продуктовых с чудной светловолосой девушкой, суетливо закупающей продукты в довольно больших количествах. Но внимание Штейна привлекла скорее излучаемая ею аура благородного, а так же красные глаза. Проследив за ней до самого кафе, он решает наведаться туда завтра, перед самым закрытием, чтобы разузнать о таинственной особе побольше. И разумеется, в самый неудобный момент во время разговора в то же кафе принесло и Тао...
5. Мастер эпизода: Не требуется.
6. Участники и очередность: Adele Weiller, Frankenstein, Tao.

0

2

В сравнении с работой официантки, быть хозяйкой заведения для Адель оказалось довольно-таки трудно -  она не была достаточно организованной и не обладала нужной в подобной работе хваткой. Впрочем, переехавший в другой город пухленький мужичок, ещё недавно бывший её боссом, у которого она и выкупила по-дешёвке эту маленькую кафешку, оставил после себя целый штат талантливых людей, готовых помочь ей в том, что самостоятельно не получалось. Так, к примеру, Адель свалила практически всю бумажную работу на повара, который, как оказалось, закончил вовсе не кулинарный, а юридический. Взамен, госпожа Вейллер с удовольствием приняла часть работы на кухне на себя - благо, талантами в области готовки она была совсем не обделена.
Впрочем, как бы ни старались ей помочь другие, Адель всё равно частенько допускала глупые ошибки, из-за чего приходилось хлопотать и вне рабочего времени. Она искренне заботилась об оставленном на её попечении заведении, вкладывала все свои силы и делала всё, что могла. Как сказал бывший хозяин, он не хотел покидать это место, но нужда и страх заставили консервативного мужичонку сорваться с места практически налегке. А всё оттого, что в городе с каждым днём становилось всё не спокойнее. По его словам, ещё раньше новости и вовсе пестрили заголовками о серийных убийствах, беспричинных взрывах природного газа и прочих разрушениях. Он больше не хотел рисковать своей жизнью, потому и поспешил убраться подальше, как только в городе вновь начала нагнетаться обстановка - напряжение чувствовали даже простые люди, что уж говорить об Адель.
Сморгнув задумчивость, она обернулась - лёгкий перезвон колокольчика возвестил о том, что к ней забрёл припозднившийся клиент. К вечеру посетителей практически не было, потому Адель предпочитала отпустить всех по домам и справляться сама. Она отложила в сторону тонкую книжицу в мягком переплёте, которой убивала свободное время - яркая розовая обложка вместе с изображённой на иллюстрации парочкой недвусмысленно намекали на содержание сего произведения искусства. Подняв взгляд на высокого, хорошо сложенного молодого человека, Адель не спеша поднялась со своего места за одним из столиков в пустующем зале и с улыбкой его поприветствовала.
- Желаете что-нибудь заказать?

+1

3

Как-то раз, во время похода за продуктами для своих кулинарных экспериментов, он почувствовал странную ауру. Источник ее тоже обнаружился довольно быстро: молодая девушка делала покупки буквально в нескольких метрах. И ничего в ней не было особенного на первый взгляд. На второй: красные глаза. А ощущения буквально вопили об исходящей от нее силе.
«Уровень каджу? Бред. Да и что каджу делать в челове… хмм… ладно, не важно. Это можно и опустить. В последнее время, город вообще стал площадкой для игр всех, кому не лень. – недовольно думал Франкенштейн, - И удивляться ничему не стоит. Другой вопрос в том, представляет ли она для нас угрозу. Довольно странно, что она не пришла к Мастеру, если ее прислала Лорд. Так или иначе. Раньше я ее не встречал. Уж точно запомнил бы. Нужно проследить.»
Франкенштейн стоял посреди продуктового отдела, держа в руках какие-то специи, но когда девушка двинулась к кассе, отправился за ней…
«Разведка», которую провел Франкенштейн, проводив довольно-таки подозрительную и взволновавшую его особу «слабого» пола, привела к дверям небольшого кафе.
«Кто-то из благородных, работающий в подобном месте?» - бровь сама собой поднялась вверх. Франкенштейн постоял несколько минут возле дерева, растущего у заведения, подобно маньяку, наблюдая за «жертвой».
Так или иначе, стоило узнать, кто она, и зачем в городе. В такие случайности ученый не верил. И ему совершенно не хотелось лишних проблем для Мастера.
Поэтому, в кафе он пришел на следующий день под видом посетителя. Сел за крайний столик и открыл меню, взглянув поверх него на «объект слежки». Странно было, что в зале, кроме нее. Никого не наблюдалось.
Когда девушка подошла к столику, ученый так же мило улыбнулся.
- Чашку кофе, пожалуйста, моя милая. – отозвался он, глядя в красные глаза благородной.
«Ведь во флирте точно нет ничего подозрительного. И для нее, и для окружающих.»

+1

4

Адель замерла перед ним, словно кролик перед змеёй - глаза на мгновение распахнулись чуточку шире, а бледноватые щёки покрыл лёгкий, едва заметный румянец. Вроде бы в таком обращении не было ничего настолько удивительного, ведь она была достаточно популярна среди посетителей и даже такие вот, впервые заглянувшие в кафе люди частенько вели себя подобным образом. Но что-то в том, как именно он произнёс эти слова, заставило Адель ощутить смешанные эмоции. С одной стороны, она была крайне смущена - тонкие пальцы нервно теребили край длинного белого фартука, плотно опоясывающего её талию. С другой стороны, что-то в этом человеке заставило Адель напрячься. Словно что-то неуловимо знакомое было в том, как он ощущался. Но подобного, естественно, быть не могло, однако она не могла избавиться от лёгкой нервозности, даже когда удалилась на кухню, спрятавшись там от пристального взгляда холодных, синих глаз. Что-то подсказывало ей, что с таким человеком лучше держать ухо востро.
Небольшая турка заняла привычное место на конфорке, а сама Адель крепко вцепилась в небольшую баночку с вручную недавно перемолотыми её поваром кофейными зёрнами. Так, словно она была для неё чем-то вроде спасательного круга. Госпожа Вейллер не боялась ожидающего её в зале человека, но заставить себя мыслить спокойно отчего-то не могла. Состояние "как на иголках" было для неё непривычно, отчего заваривать кофе пришлось целых три раза. Вероятно, она подсознательно надеялась на то, что, устав ждать, странный джентльмен просто уйдёт из её заведения.
Когда девушка показалась в дверях кухни, прошло уже как минимум пол часа. Выглядела она немного рассеянной и виноватой, а в руках крепко сжимала красный поднос, на котором покоилась маленькая чашечка с кофе, от которой поднимались в воздух клубящиеся завитки пара, разнося по помещению чудесный аромат с примесью корицы. Поначалу всё шло хорошо - Адель привычно проплыла половину зала, с неизменной улыбкой на лице приближаясь к ожидающему её клиенту, и только на последних метрах она заметила, что так и не задвинула свой стул, как назло попавшийся под ногу очень не во время. Зацепив носком туфельки ножку стула, Адель негромко охнула и попыталась удержать равновесие, буквально протанцевав на цыпочках к занятому посетителем столику, но в итоге всё-таки рухнула, очень надеясь, что не ошпарит горячим напитком своего клиента...

+1

5

Франкенштейн провожал ее взглядом, пока она не скрылась из зоны видимости. Стоило ли расценивать ее нервозность как смущение, или же как признак того, что с ней могут возникнуть проблемы, он пока не решил. Но то, что она задерживалась на кухне гораздо дольше, чем требовала этого варка кофе, прибавило уверенности во втором варианте.
«Почувствовала, что я представляю угрозу? А быть может, знает обо мне? Возможно, ее послали специально. Но кто и зачем? И в таком случае странно, что не она выслеживала нас, а я ее… Не сходится. Но если у нее вообще другие цели, то от чего так нервничать, имея такую силу? Явно даже приняв меня за маньяка, не испугалась бы. Нужно внимательно смотреть и слушать. Такие странности настораживают куда больше.» - думал мужчина то и дело поглядывая на часы. В общем-то, времени до ужина пока было достаточно много. Можно было не дергаться и не торопиться домой. Не хотелось лишний раз мутить воду на пустом месте. Пока он еще никому не рассказал о странной встрече.
«Возможно, это моя ошибка. Но, так или иначе, мутить воду на пустом месте не стоит. Итак забот достаточно. - изучая меню от нечего делать, думал Франкенштейн, - Хмм… А вот это должно быть вкусно. Интересно, скажет ли она мне рецепт? Мастеру бы понравилось…»
Разумеется, никаких мыслей о том, что можно было просто привести его сюда, у Франкенштейна не возникло. Возможно, потому что ему самому было приятнее и спокойнее приготовить угощение самолично.
Спустя полчаса, вернулась в зону видимости «цель» с очаровательной улыбкой на лице, под которой, вероятнее всего, пряталось напряжение.
- Я уже заждался. Думал, вы про меня забыли. – улыбнулся Франкенштейн доброжелательно, чуть щуря глаза.
Но тут произошло то, чего он от благородной никак не ожидал, но рефлексы сработали безупречно: одной рукой он подхватил поднос, и другой поддержал падающую девушку… поддержал, за что-то мягкое, потому что оно идеально попалось под руку. Заметив это, он быстро передвинул руку на ее талию, придерживая, а другой рукой поставил поднос на стол.
- Вы в порядке? – спросил мужчина участливо.
«За исключением того, что я практически схватил ее за грудь, все прошло идеально. Мне только на руку… Как-то теперь неловко.»

+1

6

- П-п... Простите! - Чуть громче, чем обычно, воскликнула Адель, быстро - даже как-то чересчур - восстанавливая устойчивое положение. Смущённо краснея и совершенно не обращая внимания на его беспокойство о ней, девушка вцепилась руками в мужские плечи, проявив несвойственную женщине силу, однако, не выходящую за рамки человеческой. Взволнованно осмотрев посетителя с ног до головы, едва удержавшись, чтобы ещё и не прощупать, Адель, наконец, заметила целую чашку, всё так же покоящуюся на подносе на столе. Выдохнув сквозь зубы, она вернула на лицо улыбку и заглянула снизу вверх ему в глаза. - Простите мою неуклюжесть. Я рада, что Вы не пострадали.
Несмотря на довольно неприятные последствия, это происшествие позволило ей чуточку успокоить свои разыгравшиеся нервы и воображение. Возможно, физический контакт позволил Адель убедиться в том, что перед ней простой человек, а не какой-нибудь волк в овечьей шкуре. Отругав себя за паранойю, к которой она была совершенно не склонна, благородная вновь залилась густой краской, осознав, как именно ей подхватили во время падения. Споро переставив чашку кофе на стол перед клиентом, она прижала свой поднос к груди, словно щит, который защитит ей от других нападок. "Надеюсь, он не какой-нибудь там насильник," - промелькнувшая в голове мысль заставила Адель взглянуть на мужчину по-новому. Выглядел тот достаточно представительно и достойно, но, прожив среди людей настолько долго, она разучилась судить о собеседниках по внешнему виду.
"Жаль будет, если и этот окажется извращенцем. Воистину, деньги портят людей".
- Ещё раз прошу прощения, - Адель поклонилась ему так, как это было принято в восточных странах, скрыв на мгновение глаза упавшей на лоб чёлкой. Выпрямившись, она вновь улыбнулась, мягко продолжив: - Позвольте отплатить мне за вашу помощь. Можете выбрать к кофе любую закуску из меню - за счёт заведения.

+1

7

- Ничего страшного, – добродушно улыбнулся директор, наблюдая за еще сильнее разволновавшейся девушкой. - Главное, что вы не ушиблись.
«Странно-то как все это. Настораживает. Но если бы я не почувствовал ее ауру, я бы не почувствовал и угрозы. Она абсолютно безобидна на вид. Но разве судят по обложке?» - Франкенштейн сел обратно, удерживая на лице все то же располагающее выражение.
Впрочем, то, что она чувствовала подвох, мужчина прекрасно видел. Иначе, с чего ей было так волноваться? А Франкенштейн был более, чем уверен, что внезапный приступ неуклюжести связан именно с тем напряжением и растерянностью, которое было заметно на ее лице, когда девушка направлялась к нему.
Тем не менее, она снова улыбалась очаровательной по мнению Франкенштейна улыбкой, стоя перед его столиком и прижав поднос к… ну, очевидно, от внимания девушки не ускользнуло то, как именно ее поймал посетитель.
- Перестаньте извиняться, леди, – отозвался ученый, слегка щуря глаза, - Любую закуску… Хмм… а могу я просить о небольшой услуге? Мне бы хотелось узнать рецепт блюда. – Франкенштейн открыл нужную страницу в меню, и указал на то, что приметил ранее, - Если, конечно, это не слишком большая наглость с моей стороны и не является вашим секретом.
Франкенштейн снова заглянул ей в глаза, ожидая ответа.

Адель чуть склонилась, чтобы лучше рассмотреть то, рецепт чего посетитель у неё попросил. В принципе, секретов у госпожи Вейллер не было, кроме очевидного - расовой принадлежности. Прожив, по меркам людей, огромное количество времени, Адель знала более чем огромное количество разнообразных рецептов - из тех стран, в которых успела пожить. Но в меню было добавлено всего несколько необычных блюд, всё остальное - обычные корейские закуски, которые можно было найти в любом другом кафе. Адель не хотела выделяться, но и не воспользоваться своими знаниями в корыстных целях не могла. Деньги были нужны всем, даже бывшей главе клана благородных, так уж был устроен мир людей.
- Конечно же, это не секрет, - казалось, улыбка Адель стала ещё более доброжелательной, но во взгляде появилась хитринка. - Однако, за сам рецепт Вам придётся как-то заплатить. Бесплатно я пообещала только угостить.

Франкенштейн засмеялся.
- Вы очаровательны! – отозвался он, -  Что ж, готов заплатить, если на то пошло. Видите ли, он мне очень нужен. И чем же, позвольте узнать?
На самом деле, от ученого вновь не укрылась некое несоответствие выражения глаз поведению в целом и открытой доброжелательности. Ей было что скрывать. Хотя, конечно, мог еще быть иной вариант: своеобразны флирт.
«Первый раз жалею, что больше интересовался исследованиями, и так мало внимания уделял поведению женщин, которым был интересен. Теперь ведь и не могу точно сказать… Впрочем, не думаю, что во хитрость можно спутать с кокетством.» - думал мужчина, не отрывая от нее взгляда.
- У вас очень красивые глаза…и цвет такой необычный. – сказал он негромко. Затем, несколько секунд молчал, - Как я могу вас называть?

- Ваша жена, должно быть, счастливый человек, раз её муж так старается угодить в угощении, - негромко произнесла она вполне "дежурную" фразу в подобной ситуации. В следующее мгновение глаза, которым только что сделали комплимент, скрылись за веками. Адель смотрела сквозь свои густые ресницы на странного посетителя, совершенно не желая проигрывать ему в, как ей казалось, навязанной игре. Ко всему прочему, ответы на подобные "каверзные" вопросы она давно уже продумала. Небось не один он её рассматривал. - Моё имя Адель. Адель Вейллер. Я француженка. Родилась альбиносом, а волосы позже выкрасила. Вы, кстати, тоже не похожи на корейца.

Франкенштейн очень порадовался, что не пил в этот момент кофе. Потому, что однозначно подавился бы.
«Если я ей отвечу, что не женат, это повлечет за собой большую цепочку вопросов, которые мне не нужны…А если, что женат?» - ученому было самому довольно любопытно, чем их беседа кончится.
- Да… счастливый… - попытался улыбнуться несколько растерянный мужчина.
«А глазки-то сразу спрятала… - заметил он, склонив голову на бок, - Альбинос, говоришь… Ну да. Очень правдоподобно было бы, если бы я не знал, что существует такая раса, как ноблес.»
- Я и не могу быть похож. – отозвался Франкенштейн, - Я - европеец.

- О, это необычно. Из какой вы страны?
От взгляда Адель не укрылось то удивление, которое произвело её предположение, и та заминка, с которой он ей отвечал. Понимая, что разговор может выйти долгим, она заняла место напротив странного человека, устроив подбородок на сцепленных в замок руках.
- Должно быть, вы сильно любите свою супругу. У такого красивого мужчины обязательно должна быть соответствующая жена. Может у вас есть фотография? Я не отказалась бы взглянуть.
Вновь показавшийся взгляд норовил просверлить в блондине дырку, но эмоции, сквозившие в нём, оставались не читаемыми.
- Кстати, не могли бы вы представиться мне в ответ? - Ненавязчиво напомнила благородная о манерах.

- Из Германии… Мистер Ли. Простите мне мою бестактность. Вы настолько околдовали меня своей улыбкой, что я забыл представиться. – широко улыбнулся директор, когда девушка устроилась напротив, - О да… Я очень сильно люблю свою супругу. Но при себе у меня нет ее фотографии... – теперь у ученого в глазах заплясали чертики. Говорить полуправду было не слишком легко, но обстоятельства вынуждали. Единственная фотография, которую он мог бы показать в качестве «жены» - это фотография Сейры. Но что, если вдруг Адель знала ее? Да и таковой фотографии с собой не было. Зато было фото Мастера. Но это было бы не совсем то. И, опять же, довольно опасно. Хотя, сразу стало бы видно, из-за него ли она здесь. Впрочем, так рисковать покоем своего Мастера, Франкенштейн бы не стал.

- Льстите, как дышите, - голос Адель не дрогнул, его тон не изменился, хотя можно было почувствовать, что за словами что-то скрывается - не то откровенное недоверие, не то неприязнь. Она не была обычной женщиной, хоть ей и нравилась похвала, но в этот раз слова назвавшегося Ли показались недостаточно искренними. Адель не могла сказать, в чём именно он её обманул, и это совершенно не нравилось. Многие мужчины заливались при ней соловьями, но эта ложь казалась ей намного неприятнее. Словно опасность, исходящая от этого мужчины, не была всего лишь частью её воображения, и она постепенно сдавала позиции. По крайней мере, на первый взгляд казалось, что он знал много больше неё и столько же получал от их разговора.
- Мистер Ли... знакомая фамилия. Школьницы, изредка заходящие сюда, упоминали в своих беседах некого "директора Ли", - Адель снова мельком смерила мужчину оценивающим взглядом, но подумала, что для столь ответственной должности он слишком молод. - Возвращаясь к вашей просьбе. Вы можете оплатить рецепт деньгами. Сколько он, по-вашему, стоит? Понадеюсь на вашу порядочность в этом вопросе.

- Вовсе нет. – хмыкнул Франкенштейн, замечая, как ему показалось, нотки неприязни в добродушном до того голосе девушки, - Впрочем, это лично мое мнение. – он стал более серьезным, и отхлебнул кофе, вдохнув дивный аромат. Кофе ему нравился редко. Слишком он был привередлив. Но именно этот понравился и по вкусу и по запаху,  - Я не удивлен тому, что вам знакома моя фамилия. Она здесь много кому знакома. Впрочем, это не столь важно, я полагаю. А насчет рецепта… Денег мне не жалко. Заплачу ровно столько, сколько попросите.
Ученый не волновался из-за того, что откровенный флирт вызвал негативную реакцию. Это только доказывало все его мысли по поводу Адель. Какую еще реакцию могли вызвать довольно стандартные фразы у представителя благородных. Вот если бы она начала хихикать и вешаться ему на шею, он бы точно засомневался. Но она держалась с достоинством истинной благородной. И все, что происходило, ему не слишком нравилось. Впрочем, как и ей, очевидно.
Во всем этом он видел лишь одну приятную сторону: рецепт, который он хотел получить для Мастера.

Всего лишь на короткое мгновение с лица Адель сползла добрая улыбка, словно бы подстёгивающая собеседника говорить ещё и ещё. Вместо неё между аккуратных бровей, полуприкрытых чёлкой, пролегла едва заметная морщинка - благородная не сводила взгляда с лица мистера Ли. Она растерялась и немного не поняла, признался ли он в том, что является директором, или констатировал факт популярности фамилии Ли на территории Кореи. Похоже, игра в слова с двойным дном ей удавалась не слишком-то хорошо, потому Адель решила говорить напрямую.
- Мистер Ли, если это, конечно, ваша настоящая фамилия, вы сами пришли в моё кафе и я не понимаю, чего вы от меня хотите. Явно ведь не рецепт. Может всё же начнёте говорить правду? - С неизменной улыбкой на своём немного детском личике, Адель говорила о том, что в данный момент её беспокоило. Прямо, без каких-либо уловок. Ведь не станет же он расспрашивать о расовой принадлежности...

- А что вас смущает? То, что я молод, чтобы стать директором? – отозвался Франкенштейн, от взгляда которого не укрылись изменения, произошедшие с Адель, хоть и длилось это всего несколько секунд, - Но и вы выглядите не старше моих школьниц, не так ли? Скажем прямо: и вы со мной не вполне откровенны, Адель. – ученый снова улыбнулся, глядя ей в глаза, - И зря вы думаете, что я не хочу рецепт. Я очень хочу этот рецепт. Он и правда для меня очень важен.

Она вздохнула едва слышно, на несколько мгновений прикрывая глаза ладонью. Похоже, её откровенность не нашла отклика. По крайней мере, Адель до сих пор понятия не имела, чего же именно хочет от неё этот странный мужчина. Он пытался с ней флиртовать, но не было похоже, что процесс ему нравился.
- Так я ж не нахожусь на важной должности, требующей от человека многих талантов. Быть хозяйкой не слишком преуспевающего кафе совсем не то, что быть директором школы, которую ставят в пример другим. Если верить слухам, директор там едва ли не гений. - Мягкий голос Адель снизился на пару тонов, заставляя прислушиваться, чтобы уловить смысл слов. Коротко остриженный ноготь принялся автоматически выводить странные узоры на сложенном перед ней подносе. После чего она вполне недоумевающе выдала: - С чего вы взяли, что я с вами не откровенна?

- Зато требуют решения многих юридических вопросов. – возразил ученый, наблюдая за ней, замечая напряженность. Он, видимо, загнал ее в тупик, и явно заставляет нервничать, - Вы думаете, что гениальность напрямую зависит от возраста? Нет, моя милая. – мужчина покачал головой, - Это знания накапливаются с возрастом, а гениальность возрастом не определяется. – он помолчал несколько секунд, - Но и это не важно, госпожа Вейллер. Это меня мало интересует. – хмыкнул он, делая еще глоток.
«Как кот с мышью. Можно было бы спросить прямо, но это слишком рискованно.» - думал он.
- Но вы же не откровенны. – подмигнул он, - И я это знаю. И вы сами это знаете. Но вы не считаете меня угрозой, потому что я человек, верно? – Франкенштейн протянул руку через стол, и провел по ее пальцам подушечками своих, после чего накрыл ее кисть своей ладонью.
Конечно, это была провокация… Но не слишком опасная. Мало ли, из-за чего мужчина мог так сказать. Ведь можно понять и так: я не телепат. Но ноблес поймет намек, и, если скрывать правда нечего – даст сигнал. В этом случае можно будет довольно откровенно поговорить.

Отредактировано Frankenstein (18.02.13 18:09)

+1

8

Тао сбежал с работы пораньше, чтобы прогуляться по городу. Это был именно побег - Такео и М-21 даже не знали об его уходе. По крайней мере, Тао не мучила совесть, он вообще был убежден, что может плевать в потолок, лежа дома (хорошо, дома у директора) на диване и изредка проверяя ноутбук. Он следил за школой, где бы он ни был, ему даже удалось написать программу, в которую приходили уведомления о проникновении посторонних.
Тао считал, что уж кто-кто, а он достоин периодически отдыхать от работы.
Он вышагивал по улице, еще толком не зная, куда бы зайти, чтобы поесть чего-то, отличающегося от привычного меню дома Франкенштейна, а параллельно с этим успевал ковыряться в телефоне и лениво жмуриться на солнце.
Мимо шли школьники, но среди них не было ни одного знакомого, и Тао улыбался сам себе.
"Все-таки было отличной идеей уйти пораньше".
Он шел мимо магазинов, кафе и ресторанов, искоса заглядывал в окна открытых офисов, с любопытством разглядывал прохожих... И возле одного из окон ровная походка Тао сбилась, он запнулся на ровном месте, остановился и сделал несколько шагов назад.
В ресторане сидел директор, а напротив него была некая очаровательная леди, напоминавшая...
"Ноблес!"
Вообще говоря, Тао каждого, у кого были белые волосы, принимал за ноблес. Лучше перебдеть, чем недобдеть, думал он. Поэтому бдящий и немного взволнованный Тао поспешил на подмогу своему шефу.
Он даже сунул телефон в карман перед тем, как войти!
"А вдруг что-то важное? Может случиться все, что угодно. Я ему не помешаю".
Тао зашел, приблизился к столу, за которым сидел Франкенштейн и девушка, и остановился прямо перед ними. Из окна не было заметно пикантных подробностей посиделок босса, его ладони на руке леи и вообще откровенного романтического флера происходящего. Тао не очень был уверен в том, что влюбленные должны сидеть с такими лицами, - но он вообще не был уверен во всем, что касалось директора.
- Ой, здравствуйте... Я вас увидел с улицы. А у вас тут... ну... извините, кажется, я помешал вашему свиданию, - Тао стушевался, засмеялся и пригладил волосы.

+4

9

Адель уже приоткрыла рот, чтобы разразиться поучительной тирадой, которая не уступила бы проповеди какого-нибудь слишком набожного священника, но колокольчик над дверью вновь мелодично звякнул, пропуская внутрь ещё одного клиента. Неожиданно, надо отметить. В такое время к ней разве что школьницы, соскучившиеся по пирожным, и заглядывали, а тут такое нашествие. Девушка тут же обернулась, разорвав зрительный контакт с нахальным посетителем, успевший за очень короткое время не только облапать её за грудь, но и сцапать за руку. Не то, чтобы она была слишком консервативной в этом плане, однако же не считала, что при первом знакомстве мужчинам можно подобное позволять. И если первое было случайностью, то второе следовало немедленно пресечь. Так же, как и странный, неприятный ей разговор.
Вошедший паренёк - полноценным мужчиной у Адель просто язык не поворачивался - казался странноватым, гиперактивным и чуть-чуть дёрганным. Она заметила неловко пристроенные по бокам руки, словно бы он привык всё время что-то в них держать, и блуждающий по всему залу взгляд, наверняка подмечающий каждую мелочь. Между тем, как бы это удивительно ни звучало, внимание его было приковано именно к их столику. Паренёк с головы до пят был весь такой монохромный, что Адель даже как-то посочувствовала ему - она любила яркие цвета и считала, что людям без них должно быть грустно.
Второй "мелочью", бросившейся ей в глаза, была сама сущность вошедшего.  Она не то, чтобы много встречала модифицированных в течение своей долгой жизни, но прекрасно знала, кто они и какова их роль среди людей. И узнать, впрочем, их было довольно легко. Адель пришлось постараться, чтобы появившаяся добродушная, приветливая улыбка не дрогнула на её лице. Сейчас подобное узнавание было совсем не к месту и она прекрасно это понимала. Благородная не собиралась судить пришедшего к ней в кафе человека только по тому, кем он является. Придерживаясь нейтралитета, она всё так же верила в то, что люди не могут быть абсолютным злом, а значит, что у конкретно этого экземпляра тоже должна быть причина на желание силы, пускай и настолько... прогнившим методом.
Обеспокоило её другой - каким образом паренёк был связан с директором школы?
- Ах, простите, вы всё не так поняли! - Адель резко вырвала свою тонкую ладошку из лапы мистера Ли, быстро подскочив со стула, едва не уронив при этом зажатый в другой руке поднос. Только отойдя ещё на два шага в сторону от столика, она решилась продолжить, мягким, вкрадчивым голосом, в котором то и дело сквозили нотки вины: - Я бы ни за что не попыталась отбить чужого мужа! Если вы знакомы с мистером Ли, то, пожалуйста, присаживайтесь, я принесу вам чашечку успокаивающего нервы чая.
Поклонившись, Адель как можно быстрее ретировалась на кухню.

+1

10

«Ну, давай… скажи что-нибудь такое, что меня порадует.» - думал Франкенштейн, буквально пожирая взглядом свою собеседницу, и не отпуская ее руки. Она, казалось, вот-вот обрушит на него праведный гнев. Только вот было весьма любопытно узнать его содержание.
Но тут звякнул колокольчик на двери, и внимание девушки переключилось на вошедшего. Франкенштейн, недовольный тем, что благородная отвела взгляд тоже медленно перевел свой на вошедшего. Чуть нахмурился, потому что до поры до времени не собирался никого просвещать в существовании Адель. Не было смысла мутить воду раньше времени и без достаточного количества информации.
Тем временем, девушка высвободила руку, и пустилась в оправдания относительно свидания. Мужчина откинулся на спинку своего кресла, и скрестил руки на груди, молча улыбаясь ей так, будто видит насквозь, хотя она, казалось, не удостоила его более не единым взглядом. Когда она упорхнула на кухню, проследил, и вздохнул.
- Не спрашивай только, что за жена. – вздохнул Франкенштейн, прикрыв глаза и помяв большим и указательным пальцем переносицу. Дождался, пока информатор сядет.
«Что же ты так не вовремя. Может и правда согласиться с версией свидания… С другой стороны, что скрывать-то теперь? Итак понял, наверняка, что Адель – не человек.»
Затем, долго, внимательно, посмотрел на Тао.
- Ты здесь как оказался? Счастливая случайность? – поинтересовался ученый, явно несколько разочарованный, будто и правда было прервано любовное свидание.
«Впрочем, даже если бы не понял. Я не имею права более скрывать. Ведь теперь я уверен в своих домыслах. Осталось только узнать о цели.»
- Очень хочу узнать, что здесь нужно госпоже Адель… И представляет ли она угрозу. – сказал он, обращаясь к Тао.

Отредактировано Frankenstein (20.02.13 10:08)

+1


Вы здесь » Noblesse » Канон » 30.04.2012 | Красная Шапочка и Серый Волк.